На этом вебсайте собираются файлы cookies – они нужны, чтобы сайт работал лучше. Идентифицировать пользователя по ним нельзя. Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку cookies.

Мы в СМИ

Слишком дорого: как в России сокращается рынок зарубежных онкопрепаратов/forbes.ru

В конце ноября стало известно, что лекарства «Абраксан» и «Пикрэй», применяемые для лечения разных видов рака, исключат из системы финансирования за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС). С 2024 года оплата лечения пациентов этими препаратами ляжет на плечи региональных бюджетов. Forbes Life разобрался, к чему это приведет

В 2023 году противоопухолевые лекарства «Абраксан» и «Пикрэй» включили в систему финансирования по ОМС, что дало пациентам с онкологическими заболеваниями право получать препараты бесплатно за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования. Но в конце ноября появилась новость, что уже с 2024 года обеспечение ими перенесли в региональные бюджеты. Что это за препараты, кому их прописывают и как теперь их смогут получать онкопациенты, Forbes Life рассказали врачи-эксперты. 

«Абраксан» часто используют для лечения рака поджелудочной железы. Член экспертного совета благотворительного фонда медицинских решений «Не напрасно», онколог-химиотерапевт клиники «МЕДСИ» Владислав Евсеев считает, что проблемы с ним началась еще в 2021 году, когда «Абраксан» исключили из перечня «жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» (ЖНВЛП). 

«Лечение этим медикаментом перестало окупаться. Цифры 2023 года по петербургским тарифам: примерно 40 000-50 000 рублей за одно введение препарата. Для любого медучреждения это невыгодно. Также были ситуации: пациент начинал лечение с «Абраксаном», а потом у клиники сокращалось финансирование, приходилось срочно менять схему лечения — уже без него. В итоге лекарство мало использовали, хотя его и добавили в систему ОМС в 2023 году. Закупки падали, и большинство онкологов стали относиться к этому препарату как к несуществующему», — объясняет ситуацию Евсеев.

По словам основателя и руководителя «Клиники доктора Ласкова», врача-онколога Михаила Ласкова, «Абраксан» ценен тем, что входит в схему химиотерапии при раке поджелудочной железы, которая намного лучше переносится пациентами. «Запросов на «Абраксан» много, аналогов ему нет. Также его применяют для лечения рака молочной железы, но в этой сфере препарат легко заменить», — уточняет врач. С ним согласен и Владислав Евсеев: «При лечении рака поджелудочной железы есть схема FOLFIRINOX, которая, по сути, обеспечивает схожие результаты лечения. Но большинство пациентов хуже ее переносят, а для более ослабленных пациентов такую схему вообще нельзя применять».

Из-за того что «Абраксан» не входит в перечень ЖНВЛП, нельзя зафиксировать его верхнюю предельную стоимость. Стартовая цена одного флакона 100 мг — около 52 000 рублей, говорит Евсеев. Терапия часто подразумевает 12 введений, и каждый раз в среднем нужно по два (иногда даже три) флакона. По словам врача, они с коллегами ориентируют пациентов, которые планируют лечиться платно, на сумму 300 000-500 000 рублей в месяц.

«Ситуация усугубляется тем, что, по итогам исследования, на основании которого данный препарат зарегистрировали для лечения рака поджелудочной железы, выигрыш по выживаемости пациентов — всего полтора-два месяца. Для человека и его близких такой срок может быть бесценным, но для государства затраты получаются очень высокие», — считает Евсеев.  

С препаратом «Пикрэй», который используется только при раке молочной железы (средняя цена упаковки в 56 таблеток — 230 000 рублей, в перечень ЖНВЛП он также не входит), ситуация принципиально другая. По информации Евсеева, в большинстве регионов медучреждения и так стараются обеспечивать пациентов таблетками «Пикрэя» через региональную льготу, а не ОМС. 

«Это более удобная схема: человек получил рецепт, пошел с ним в социальную аптеку, ему выдали сразу пачку, которой хватит на месяц. Не надо постоянно ходить в онкологическую клинику (диспансер). То есть с таблетками в целом все проще. Поэтому перевод «Пикрэя» на финансирование только через региональную квоту не должен сильно повлиять на количество назначений», — прогнозируют в фонде. Но одновременно подчеркивают, что так будет только в тех регионах, где из местного бюджета дотируют большую долю лекарств (Москва, Санкт-Петербург, ЯНАО). А в субъектах с низким процентом дотаций на закупку онколекарства «Пикрэй», по мнению фонда, рискует стать редким или совсем исчезнуть. 

«Абраксан» производит американская компания BMS, а «Пикрэй» — швейцарская Novartis. В 2021 и первой половине 2022 года 82% затрат на покупку онкопрепаратов в России приходились на лекарства иностранного производства. Сегодня, по наблюдениям Михаила Ласкова, крупных перебоев с международными поставками медикаментов, в том числе из «недружественных» государств, в Россию тоже нет. Тем более что клиники закупают сразу большие партии. 

«С момента введения санкций ни одна фармацевтическая компания из Европы и США не заявила о прекращении ввоза лекарств в Россию. Да, остановились маркетинговые активности (совместные программы, стажировки, конференции для обмена опытом и т. п.), но лекарства продолжают приходить на территорию нашей страны. Другое дело, что некоторые из импортных препаратов постепенно исчезают с рынка, потому что их вытесняют отечественные аналоги. А этим двум лекарствам однозначной замены нет, что очень печально», — говорит врач.

С препаратом «Пикрэй», который используется только при раке молочной железы (средняя цена упаковки в 56 таблеток — 230 000 рублей, в перечень ЖНВЛП он также не входит), ситуация принципиально другая. По информации Евсеева, в большинстве регионов медучреждения и так стараются обеспечивать пациентов таблетками «Пикрэя» через региональную льготу, а не ОМС. 

«Это более удобная схема: человек получил рецепт, пошел с ним в социальную аптеку, ему выдали сразу пачку, которой хватит на месяц. Не надо постоянно ходить в онкологическую клинику (диспансер). То есть с таблетками в целом все проще. Поэтому перевод «Пикрэя» на финансирование только через региональную квоту не должен сильно повлиять на количество назначений», — прогнозируют в фонде. Но одновременно подчеркивают, что так будет только в тех регионах, где из местного бюджета дотируют большую долю лекарств (Москва, Санкт-Петербург, ЯНАО). А в субъектах с низким процентом дотаций на закупку онколекарства «Пикрэй», по мнению фонда, рискует стать редким или совсем исчезнуть. 

Как сегодня получают лекарства, не попадающие под ОМС.

В 2024 году на здравоохранение в России планируют выделить более 1,6 трлн рублей. Из них 140 млрд рублей должны пойти на закупку противоопухолевых препаратов. В целом все онкологические заболевания входят в список болезней, при которых положена помощь от государства (даже если человек не относится к льготным категориям граждан). 

Также, по закону, субъекты в России могут устанавливать дополнительные объемы медицинской помощи, не включенные в базовую программу ОМС. Список препаратов, за которые регион готов платить полностью или частично, содержится в его территориальной программе государственных гарантий оказания медицинской помощи. 

Чтобы найти нужную программу, надо ввести в поисковике «территориальная программа государственных гарантий … (текущий год) … (название субъекта)». Далее появится ссылка на официальную публикацию. К примеру, по Москве он утвержден постановлением местного правительства в конце предыдущего года и опубликован на сайте Департамента здравоохранения столицы.

 

Читать продолжение на forbes.ru

Последнее актуальное

Я боюсь, что будет поздно. Выпуск про диагностику и чекапы/youtube.com Онкологи оценили идею перестать называть раком некоторые его виды/rbc.ru Слишком дорого: как в России сокращается рынок зарубежных онкопрепаратов/forbes.ru Прививка от рака, потенция, страх: онколог отвечает на вопросы из соцсетей/youtube.com Нормальная жизнь и профессия онколога. Михаил Ласков/youtube.com Как выбрать по-настоящему хорошего врача — рассказывает онколог Илья Фоминцев/lifehacker.ru Первый русский роман о раке/miloserdie.ru Михаил Ласков: «Думаю, иностранцы не вернутся»/vademec.ru Фармкомпания BMS прекратила клинические исследования в России. Что будет с пациентами?/pravmir.ru Профдизориентация: чем примечателен обновленный стандарт онколога/vademec.ru Что уже пропало из российских больниц и аптек? Онколог Михаил Ласков/pravmir.ru «Это была последняя надежда». Дети с онкологией не смогут получать клеточную терапию/pravmir.ru Пациенты не вписываются в тарифы/kommersant.ru Как и почему нарушают права онкопациентов в России?/takiedela.ru Это не про пациентов, не про онкологию. Это про управление денежными потоками/gxpnews.net Апелляционный суд подтвердил законность оплаты иногородней медпомощи, оказанной в клинике Ласкова/vademec.ru Клиника доктора Ласкова взыскала долг за оказанную по ОМС медпомощь/vademec.ru Москва недополучила критически важные лекарства/rbc.ru

Остались вопросы?

Мы считаем, что общаться с пациентами так же важно, как поставить диагноз или сделать «карту» лечения. Если у вас есть вопросы, оставьте свой номер телефона, и мы свяжемся с вами в течение часа.

Контакты

АДРЕС

Москва, улица Молодогвардейская, д. 2, к. 1 
5 - 10 минут пешком от станции
метро «Кунцевская»

 

Москва, улица Болотниковская, д. 3, к. 1 
7 минут пешком от станции
метро «Варшавская»

  
РЕЖИМ РАБОТЫ

Понедельник-пятница
с 8 до 20
Суббота
c 9 до 19 (администратор)
Воскресенье
c 9 до 17 (администратор)

9 мая выходной день

 

Запись на прием

+7 499 112-24-87

 

Отправить документы врачам

info@hemonc.ru

 

По вопросам сотрудничества

partners@hemonc.ru

Связаться с нами

Мы считаем, что общаться с пациентами так же важно, как поставить диагноз или сделать «карту» лечения. Поэтому, если у вас остались вопросы или вы хотите записаться на прием к специалисту, оставьте свой номер телефона, и мы свяжемся с вами в течение часа.