На этом вебсайте собираются файлы cookies – они нужны, чтобы сайт работал лучше. Идентифицировать пользователя по ним нельзя. Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку cookies.

Рак проявляется очень и очень по-разному/Pravmir.ru

Рак является тяжелым заболеванием, которое трудно лечить и сложно выявить на ранних стадиях. Вокруг этой болезни огромное количество всехвозможных мифов и страхов. По-прежнему нет ответов, как развивается рак и что делать, чтобы предотвратить его в будущем. Но с раком можно жить и даже его побеждать.

- Рак - это заболевание новое, существует только последнее столетие? Раньше рака не было?

- Нет, недавно ученые нашли опухолевые клетки у скелета трехтысячелетней давности и подтвердили, что это рак. Столько, сколько мы живем, столько рак и существует. Иногда он рассматривается даже как естественный элемент старения. Хотя мы знаем, что рак бывает внутриутробный, у младенцев, у детей , у животных - у всех бывает.   

Но, тем не менее, рак – это в большей степени болезнь пожилых, то есть его встречаемость увеличивается с возрастом. И хоть рак бывает очень разный, нельзя говорить про рак в общем, надо говорить про какой-то отдельный, конкретный. Но в целом это болезнь возрастная, и некоторые виды рака могут рассматриваться как элемент естественного старения человека.

– То есть это неизбежный исход?

– Во-первых, это не исход. Сейчас большое количество людей выздоравливает от рака. В нашем обществе есть некоторая канцерофобия, поэтому принято болезнь скрывать, держать всё в себе и даже в семье не говорить об этом. Это больше характерно для азиатских обществ. А для западных обществ наоборот – ты идешь по улице, а там забег благотворительный, на футболке написано «У меня рак». Это нормально, они показывают, что с ним можно жить и его можно побеждать.

Во-вторых, про неизбежное. Если мы говорим про уход из жизни, на первом месте всё-таки до сих пор еще остаются сердечно-сосудистые заболевания. И, конечно, у каждого есть шанс никогда не заболеть раком, а если заболел, то есть большой шанс не умереть от него, а выздороветь полностью.

– Еще многие реально боятся лечиться, считая, что лечение протекает еще болезненнее, чем сам рак.

– Да, это боль онкологов. Именно по этим причинам у нас очень много пациентов переводят свой рак из излечимого в неизлечимый. Помимо того, что это наша боль, это очень часто и наша вина, потому что мы нередко не договариваем пациентам об осложнениях. Действительно, у многих видов лечения рака есть осложнения, и, на самом деле, самое страшное – это не наличие этих осложнений, а их неожиданность.

Вообще, когда мы назначаем то или иное лечение, мы предполагаем, что пользы будет больше, чем рисков. Мы не делаем так, чтобы человеку стало еще хуже, не стараемся помучить его еще больше, а мы хотим приостановить болезнь или вылечить ее. Обычно у большинства пациентов, которым мы проводим такое лечение, этого удается достичь, то есть симптомы лучше, жизнь дольше или выздоровление.

Но в ряде случаев, потому что жизнь очень непредсказуемая и онкология – это болезнь, мы действительно делаем хуже. Это происходит довольно редко. Если мы с пациентом не проговорили такой риск (а в онкологии он всегда есть, и не только в онкологии, он в любой медицине есть), для пациента это шок, неожиданность. И он начинает думать, что любое противоопухолевое лечение ухудшает качество жизни, симптомы хуже и так далее. На самом деле это совсем не так. А если говорить про докторов, конечно, время, проведенное в обсуждении лечения, прогнозов, наших надежд и рисков – это никогда не потерянное время.

– Тут я сомневаюсь. Обычно врачи не любят, когда пациенты, начитавшись всего в интернете, начинают выяснять подробности и задавать нелепые вопросы. Вы отвечаете, говорите?

– Да, я стараюсь, чтобы задавали вопросы как можно больше, потому что вопрос, не заданный тебе, никуда не денется. Он будет либо превращен в не очень правильные действия, либо будет задан кому-то другому и с риском получить не всегда оптимальный ответ.

Все читают интернет, это неизбежно. Иногда это добро, иногда зло, как и всё в нашей жизни, нет абсолютного добра и абсолютного зла. Это хорошо, если человек пришел подготовленный, нашел информативный источник, это помогает. Если человек начитался всякой ерунды, которой в интернете, конечно же, много, то он всё равно ее начитается. И дальше с ним это надо проговорить.

Во-первых, дать свою точку зрения – навязать никогда нельзя, но дать ее можно. Второе, посоветовать ему читать какие-то нормальные ссылки, чтобы человек черпал информацию, которая более-менее проверена и достоверна, на наш взгляд. Поэтому хорошо, когда люди задают эти вопросы.

– Это миф или всё-таки не миф, что если от химиотерапии плохо, значит, она действует?

– То, как вы это сформулировали, нет. Но при лечении некоторых опухолей есть связь между определенными, далеко не всеми, побочными эффектами и работой препарата. Например, один из новых таргетных препаратов при раке легких имеет интересный побочный эффект – прыщи, как у подростков. Когда их очень много, это тоже плохо, нужно прерывать лечение. Когда их вообще нет, то эффективность не совсем оптимальная. Такая связь была доказана, но нельзя обобщать. Это только для этого препарата, только при этом раке, и только при определенной степени этого побочного эффекта. Но нельзя это экстраполировать на всё остальное.

– Рак сложно диагностировать на ранних стадиях, потому что он не болит?

– Рак проявляется очень и очень по-разному. О его проявлениях можно говорить долго – от банальной сыпи до каких-то других симптомов, внешне никак не связанных. Мы считаем, что если нос заложен, то это гайморит, а бывает, лимфома пазухи тоже так проявляется.

Это не означает, что любой симптом, который человек у себя нашел, определяет рак, ни в коем случае. Это к тому, что невозможно самому, без комплексного анализа симптомов и ситуации понять, рак это или нет. Но отвечая на ваш вопрос, болит или не болит – какие-то болят, и какие-то нет, очень по-разному.

– Тем не менее, это та болезнь, в лечении которой очень многое зависит от стадии. Почему всё-таки большая проблема – обнаружить рак именно на первой стадии?

– Вы правы, чем меньше стадия, тем легче вылечить, как правило. Но почему сложно поймать на первой стадии? Потому что сложно поймать симптомы – это не только боль, это любые симптомы.

Возьмем рак желудка – это один из показательных раков. Поймал на ранней стадии – вылечил, поймал чуть на более поздней стадии – в разы снижаются шансы вылечить. Какие проявления могут быть? Далеко не только боль. Это может быть желудочно-кишечное кровотечение, может быть жидкость в животе, которая возникает уже на более поздних стадиях, дискомфорт при приеме пищи. Чем больше опухоль, тем больше шанс, что эти симптомы разовьются. Это логично, когда что-то маленькое в огороде, его не видно, а когда вырос огромный лопух, то все его увидят невооруженным глазом. То же самое и с раком – не только боль, но и любые ощутимые симптомы он выдает, как правило, на более поздних стадиях.

Читать продолжение на Pravmir.ru

Последнее актуальное

Фармкомпания BMS прекратила клинические исследования в России. Что будет с пациентами?/pravmir.ru Профдизориентация: чем примечателен обновленный стандарт онколога/vademec.ru Что уже пропало из российских больниц и аптек? Онколог Михаил Ласков/pravmir.ru «Это была последняя надежда». Дети с онкологией не смогут получать клеточную терапию/pravmir.ru Пациенты не вписываются в тарифы/kommersant.ru Как и почему нарушают права онкопациентов в России?/takiedela.ru Это не про пациентов, не про онкологию. Это про управление денежными потоками/gxpnews.net Апелляционный суд подтвердил законность оплаты иногородней медпомощи, оказанной в клинике Ласкова/vademec.ru Клиника доктора Ласкова взыскала долг за оказанную по ОМС медпомощь/vademec.ru Москва недополучила критически важные лекарства/rbc.ru Хотите по-настоящему понимать, как врач будет вас лечить? Тогда почему вы подписываете форму информированного согласия, не читая?/meduza.io Онкологию накрыло новым порядком/kommersant.ru Крепостные пациенты. Рынок онкологических услуг заболел маршрутизацией/newprospect.ru У меня рак, значит нельзя делать прививку от ковида? Отвечают онкологи/pravmir.ru В России меняют правила помощи онкобольным. Почему часть врачей против нового порядка?/bbc.com Пациенты теряют врачей, которых выбрали сами/takiedela.ru Медицина — новый «опиум для народа»?/rosbalt.ru Их просто выписывают на улицу, зашив сикось-накось/lenta.ru

Справка

Мы считаем, что общаться с пациентами так же важно, как поставить диагноз или сделать «карту» лечения. Если у вас есть вопросы, оставьте свой номер телефона, и мы свяжемся с вами в течение часа.

Контакты

АДРЕС

Москва, улица Молодогвардейская, д. 2, к. 1 
5 - 10 минут пешком от станции
метро «Кунцевская»

 

Москва, улица Болотниковская, д. 3, к. 1
15 минут пешком или на автобусе Т52 от станции метро «Нахимовский проспект»  
РЕЖИМ РАБОТЫ

Понедельник-пятница
с 8 до 20
Суббота
c 9 до 19 (администратор)
Воскресенье
c 9 до 17 (администратор)

 

4 ноября с 8 до 20
5 ноября с 9 до 19
6 ноября с 9 до 17

 

Запись на прием

+7 499 112-24-87

 

Отправить документы врачам

info@hemonc.ru

 

По вопросам сотрудничества

partners@hemonc.ru

Связаться с нами

Мы считаем, что общаться с пациентами так же важно, как поставить диагноз или сделать «карту» лечения. Поэтому, если у вас остались вопросы или вы хотите записаться на прием к специалисту, оставьте свой номер телефона, и мы свяжемся с вами в течение часа.